на головную страницу

Шишковы

 

www.pseudology.org

 

Дворянские гнезда Симбирска, сметенные революцией, спустя почти столетие готовы к возрождению. И в Ульяновске вслед за другими может появиться свое Дворянское собрание. Его воссозданием намерена заняться писательница Вера Филатова. И имеет на это полное право, так как она потомственная дворянка, по ее словам, родственница Шишковых, Тургеневых, Аксаковых, Толстых, Хованских.

Приехал царь - Шишков проснулся

Александр Семенович Шишков (двоюродный брат прапрапрадеда Веры Филатовой) мог бы войти в историю уже тем, что ему адресовал свои стихи Пушкин:

Сей старец дорог нам:
Он блещет средь народа
Священной памятью
Двенадцатого года

Но "сей старец" в памяти потомков останется прежде всего как писатель, русофил, противостоявший наводнению русского языка иностранными словами и споривший по этому поводу с карамзинистами и Пушкиным. Споры оказывались яростными, и Александр Сергеевич не раз отвечал Шишкову колкими эпиграммами.

Имя Александра Семеновича Шишкова прославлено и морскими сражениями - за это император Павел возвел его в ранг адмирала, наградил орденом Анны I степени. И подарил триста душ в Тверской губернии. Позже Шишков был министром народного просвещения, управляющим делами Министерства иностранных дел. Писал книги. Доныне известен его перевод "Слова о полку Игореве".

За пять лет до смерти, в 1836 году, Александр Семенович ослеп. В это же время у него открывается дар предвидения

Сергей Тимофеевич Аксаков, друживший с Шишковым, писал, что в рукописных книгах друга нашел предсказания о всех революциях и неустройствах России. Они исполнялись с поразительной точностью. Но ему мало кто верил, предполагая, что старик болен.

В конце жизни Александр Семенович впадал в летаргический сон. Однажды он заснул и проспал несколько месяцев. Врачи, наблюдавшие за ним, вдруг заметили, что прекратилось дыхание. Стали готовиться к похоронам. Попрощаться с Шишковым приехал сам государь Николай Павлович. Пока его встречали, старик проснулся, надел халат и чепец. Увидев ожившего "покойника", родственники попадали в обморок. А государь подошел, подал ему руку и пожелал долго жить. Спустя несколько дней Шишков умер во сне. Ему было 86 лет.

Ольга Тургенева умерла от любви

Прадед Веры Филатовой Александр Александрович Шишков женился на дочери симбирского губернатора Хованского Марии Юрьевне и получил во владение село Архангельское. Губернатора Хованского стоит особо упомянуть потому, что именно по его инициативе был сооружен памятник Карамзину в Симбирске.

Село Архангельское Вера Андреевна называет Атлантидой - "цивилизацией", затопленной Волжским водохранилищем. Село располагалось у берегов Волги, когда она еще имела свой первозданный вид. Позже всех его жителей переселили в новое Архангельское. Дом-дворец Шишковых хранил воспоминания об Ивашевых, Тургеневых, Набоковых, Толстых, Аксаковых. Здесь бывал цвет отечественной культуры. Места здесь были совершенно волшебные

Аллеями росли вековые дубы - их еще высадил прежний хозяин усадьбы князь Дурасов. Все, кто приезжал к Шишковым, привозил диковинные деревья, растения из самых разных стран - так образовался неповторимый дендрарий. Только малины в саду было более 200 сортов - черной и красной, сладкой и кислой... Дети ложились на землю, трясли ветки, и ягода сама падала в рот.

Дед Веры Филатовой недалеко от Архангельского построил свой хутор. Здесь для Алексея Толстого, знаменитого своим романом "Петр I", были "забронированы" комнаты, в которых он поселялся каждое лето. Отдыхать он предпочитал только у Шишковых. Апартаменты писателя были самым великим соблазном для детей Шишковых, но вход туда был строго запрещен. Смельчаки отваживались лишь подсмотреть в щелочку и видели старинную мебель, ковры.

Более всего прельщал портрет красавицы с белокурыми кудряшками. Казалось, ее пышные ресницы вот-вот задрожат. Спустя годы уже повзрослевшие девушки (среди них была и тетушка Веры Филатовой) узнали трагическую историю.

Оказалось, что на портрете была изображена Ольга Леонтьевна Тургенева, тетя Алексея Толстого. Она умерла от несчастной любви. В Ольгу Тургеневу были влюблены одновременно два брата - Николай и Сергей Шишковы. Николай был старше, серьезнее, всегда занят работой. Сергей - красавец, умница. О нем и были все мысли Ольги. Однако, когда пришло время выбора, красавица, возможно, по настоянию родителей, вышла замуж за Николая.

Сергей с горя уехал за границу. Ольга же, не выдержав разлуки, через два года заболела "болезнью любви" - чахоткой. Зная, что умирает, она простилась со всеми родственниками, извиняясь за то, что не смогла справиться со своей душевной болью.

Сергей Шишков, получив образование за границей, вернулся в Россию. Построил в Елабуге стекольный завод, стал лесопромышленником. Стекольные шедевры Шишковского завода сейчас хранятся во многих музеях страны.

Внучка Аксакова упала и замёрзла

Прабабушка Веры Филатовой, Софья Александровна Шишкова, вышла замуж за Григория Аксакова, сына писателя Сергея Тимофеевича Аксакова. Это событие произошло в 1848 году. Свадьба проходила в Симбирском доме Языковых. Через девять месяцев у супругов родилась дочь Ольга - единственная и любимая внучка писателя Сергея Аксакова. Ей он посвятил сказку "Аленький цветочек".

Судьба Ольги Григорьевны сложилась трагично. Много трудов она положила на то, чтобы сохранить наследие деда, в Самаре открыла музей Аксакова, построила лечебницу. После революции она осталась без средств к существованию, скиталась, голодала. Умерла она в 1921 году в прямом смысле под забором - упала и замерзла.

Не "Волжанка", а "Ивашевка"

Петр Никифорович Ивашев, отец декабриста Василия Ивашева, приходится Вере Андреевне прапрапрадедом (его дочь вышла замуж за Шишкова). Минеральная вода, которую мы сейчас называем "Волжанкой", впервые была открыта владельцем села Ундоры Петром Ивашевым. Лечиться к себе на воды он приглашал друзей со всей России.

Родная сестра прадеда Александра Александровича Шишкова вышла замуж за барона Фердинанда Корфа. Их дочь Мария стала бабушкой Владимира Набокова, автора "Лолиты". [Александр Александрович Шишков (1826-1880). Похоронен в Симбирске, в Покровском монастыре]

Благословение княгини Хованской

Вера Филатова знает свою родословную до 25-го колена. Она выпустила книгу о своих предках Шишковых. Готовит к изданию следующую - о родственниках по материнской линии Хрустачевых. Ее "Атлантида" не предана забвению. Хотя могло случиться и так, что о своих голубых кровях Вера не узнала бы никогда. В доме вслух не говорили о дворянском прошлом. Отец молчал, даже когда семиклассница Вера подошла к нему с рассказом Алексея Толстого "Заволжье", где был упомянут Владимир Шишков. "А не дед ли это наш?" - полюбопытствовала девочка. Андрей Владимирович ограничился лишь коротким: "Да". Вера начала пытать вопросами тетушку. Нашла двух старушек, еще помнящих Архангельское и ее деда с бабушкой. О своей знаменитой семье узнавала по крохам.

Дед Владимир Шишков, оставляя свою семью на хуторе, подолгу работал во Франции. Его возвращения с нетерпением ждали даже конюхи с кухарками - барин всем привозил подарки. Он был инженером-химиком. Трудился над созданием искусственного каучука. После революции не эмигрировал, хотя такая возможность была, а остался служить большевикам. Работал на патронном заводе, продолжал в лаборатории свои опыты.

Репрессии дворянина Шишкова не могли обойти. Он это знал. Когда за ним пришли, семья успела его спрятать в шалаше в поле подсолнухов. Уже стояли холода. Владимир Федорович схватил воспаление легких. Умер в шалаше. Похоронили его тайно в семейном склепе в Архангельском.

Его супруга, Матрена Андреевна, продав дом, переселилась с детьми в Симбирск, на улицу Красноармейскую. К ней в два часа ночи пришли люди в черном и выгнали на улицу, не дав взять с собой даже одежду.

Родители Веры Андреевны старались не выделяться среди советских людей. Андрей Владимирович воевал. Работал часовщиком. Владел всеми музыкальными инструментами. Мама закончила два института: педагогический и метеорологический. В 41 год родила Верочку и... на всю жизнь осталась парализованной.

Веру Шишкову не миновали пионерия и комсомол

Сейчас Вера Андреевна вспоминает, что она все же не была похожа на своих подруг. Несмотря на то, что жили более чем скромно, училась музыке. Не берется объяснить, почему, но каждую неделю приходила в Художественный музей и дышала ароматом старины. Нет, она не пыталась почувствовать себя столбовой дворянкой. Она восторгалась красотой.

- Я не живу с ощущением, что я дворянка, - говорит Вера Андреевна. - Я обычная российская женщина со знакомыми всем проблемами - безденежьем, тревогой за близких. Сын сейчас служит в Чечне. У меня судьба офицерской жены. Где бы мы ни жили, я училась - шитью, вязанию, бухгалтерскому делу, даже экстрасенсорике. Вступила в Союз писателей России. Но писательским трудом сейчас не проживешь - служу на полставки бухгалтером.

Веру Филатову ее московская родственница "княгинюшка" Ирина Алексеевна Силина (Хованская) представила столичному Дворянскому собранию. Там ее и воодушевили взяться за оставшихся потомственных дворян Симбирска. Вооружили необходимыми документами. И обещали свою помощь.

- Мои предки и, я думаю, многие дворяне России прежде всего заботились о своей стране, - говорит Вера Филатова. - Их благотворительность - особая тема. Те симбиряне, в ком течет дворянская кровь, могут объединиться и сделать много благородных дел.

Источник


Убеждение многих историков, что в эти годы Александр все передал Аракчееву, а сам погрузился в мистический туман, правильно лишь отчасти и что главное, совпадает с устойчивой тактикой императора: прятаться за спиной очередного «любимца», на голову которого сваливается все общест­венное недовольство.

Первым разочароваться должен был Фотий. На место Голицына назначили Шишкова. Фигура была выбрана очень удачно. Это был человек из лагеря архаистов в политике и религии, но одновременно недалекий, но честный вождь «Беседы». Он был совершенно чужд окружавшей Фотия группе «торгующих во храме». Показательно, что назначение Шишкова и, соответ­ственно, удар по Голицыну были сочувственно восприняты в либеральных кругах:

Обдумав наконец намеренья благие, Министра честного наш добрый царь избрал, Шишков наук уже правленье воспринял. Сей старец дорог нам: друг чести, друг народа, Он славен славою двенадцатого года... (II, 368)

 

За падением Голицына и всеми перестановками этого момента, за спиной Аракчеева ясно просматривается профиль самого Александра. Меттерних считал, что он водит царя за нос, Фотий полагал, что обманывает Александра мистическими зрелищами, все в России думали, что реально страной управляет политике.

Однако можно предположить, что Александр, как всегда прячась за спины подставных лиц, до последней минуты держал власть в своих руках. Александр шел, как ему казалось, к реализации своей утопии — военно-поселенной России, веря, что тогда он сбросит все эти позорные узы и снова предстанет в облике спасителя России и Европы, примирившего свободу с волей Господа. Графиня Анна Орлова была только маленькой ступенькой в этом грандиозном фантасмагорическом замысле.

Другой способ для талантливой женщины той поры проявить свою индивидуальность был связан с литературным салоном

Культура салона рас­цвела во Франции XVII—XVIII вв. Она была принципиально неофициальной и неофициозной. В этом смысле она противостояла Академии. В салоне мадам Рамбуйе сливались политическая и литературная неофициальность. Традиция эта перешла в философский салон Просвещения. Модель философ­ского салона строилась как собрание знаменитостей, умело и со вкусом подобранных, так, чтобы излишнее единомыслие не уничтожало возможность дискуссий, но одновременно чтобы дискуссии эти были диалогами друзей или по крайней мере соратников.

Искусство интеллектуального разговора культивировалось в таком салоне как изысканная игра умов, сливающая просвещение и элитарность. Солнцем среди всех этих планет являлась дама, хозяйка салона. Она, как правило, принадлежала к возрасту, исключающему любовное увлечение ею.

По социальному происхождению она, чаще всего, стояла выше своих поклонников. В ней воплощался тот мир, в который были погружены философы и который они энергично расшатывали. Энциклопедисты торопили разрушение этого мира, но, к счастью для них, большинство из них не дожили до этой вожделенной эпохи

Источник


Шишковы - старинный русский дворянский род, ведущий начало от Микулы (Николая) Васильевича, по прозванию Шишка, правнука Юрия Лозинича, который прибыл из Польши на службу к великому князю тверскому Ивану Михайловичу (умер 1425 г.). Из потомков его Григорий Иванович был воеводой в Красноярске (1681 - 1686). Брат Григория, Семен, убит под Чигирином в 1678 г.

Девять человек Шишковых были стольниками при Петре Великом. Из этого же рода происходил и адмирал Александр Семенович Шишков. Род записан в VI часть родословных книг губерний Тульской, Рязанской и Московской. Ветвь этого рода Шишковых записана в VI часть родословных книг Тверской и Оренбургской губерний; герб ее внесен в III часть Общего Гербовника. Есть еще несколько дворянских родов Шишковых, более позднего происхождения. В. Р-в.


Шишков Семён Никифорович. Из дворянского рода, восходящего к XV веку. Жена - Денисьева Прасковья Николаевна, похоронена в Швейцарии, рядом с Владимиром Набоковым.

Дети:

Ардалион Александрович, умер в 1813, жена Софья Александровна Хвостова (1779), сыновья Александр 1799-1832 и Дмитрий
Александр Семёнович 1754-1841. Писатель. Адмирал, член Английского клуба. После смерти Ардалиона бездетный Александр взял на воспитание его детей, среди которых был приятель Пушкина – поэт Александр Шишков 2-й. Вряд ли он сильно переживал то, что у него не было детей. Детьми для него были племянники, дети покойного брата Ардалиона, но любимым его чадом и делом всей его жизни было славянское корнесловие. Человек, увлеченный и захваченный словом, Шишков мог часами читать понравившееся ему стихотворное или прозаическое сочинение вслух, или внимательно слушать, как читают. Чтение и писание для негоявлялось ему сродни ритуала. Он был настоящим книжником. Но, несмотря на 17 томов сочинений и множество работ, оставшихся в рукописи, графоманом он не был
Герасим ???? - ???? - был женат на дочери писателя Андрея Болотова
Дмитрий ???? -  1820 - служил в гвардии Преображенском полку, дослужился до губернатора и благодаря женитьбе породнился с Толстыми.  Действительный статский советник. Губернатор Рязанской губернии в 1801-1806, Тамбовской губернии в 1813. Похоронен с женой Екатериной Васильевной (умерла в 1852) в Богословском монастыре Рязанского уезда
Николай - ?

Шишков Александр Семёнович 1754-1841. Писатель. Адмирал. В 1798 член Российской академии, вице-адмирал, член Адмиралтейств коллегии. В 1812 году он составлял все официальные документы - манифесты, указы, рескрипты, обращения к народу. С 1813 президент Российской Академии. С 1828 в отставке. Вне службы он сочинял песни, басни, оды, стихи для детей, являлся сторонником древнерусского языка, боролся против иностранных заимствований и преследовал "карбонарство". Был Министром народного просвещения.

Первая жена - Шельтинг Дарья Алексеевна умерла в 1825. Брак этот был счастливый, если не считать отсутствие детей: жена вела домашнее хозяйство, Адмирал (живший “нетребовательным гостем в собственном доме”) посвятил себя тому, что она в сердцах называла “патриотические фантазии”, что на доме никак не отражалось. Она осталась лютеранкой, наняла французского преподавателя для воспитанников-племянников, и говорила с мальчиками и гостями по-французски, даже в присутствии мужа.

Знавший несколько языков Шишков, в том числе в совершенстве французский, не был таким ненавистником всего чужеземного, каким его иногда хотели представить. Парадоксально, – но патриот Шишков, как и многие дворяне того времени, в быту часто говорил по-французски, и для него это было в порядке вещей. Противился Адмирал смешению “французского с нижегородским”, т. е. проникновению в русский язык (главным образом письменный) галлицизмов, а вместе с ними чужого образа мыслей. Своих детей не было.

Вторая жена - Лобаржевская Юлия Осиповна, урожденная Нарбут, полячка, стала хорошей нянькой для старика, которого уже мало что заботило, кроме корнесловия и сухого киевского варенья. Юлия Осиповна любила принимать гостей, и их в доме Шишковыхе становится весьма много, особенно из числа польского землячества Петербурга. Детей не было.

После смерти Ардалиона бездетный Александр взял на воспитание его детей (племянников):

Дмитрия Ардалионовича Шишкова - о нём ничего не известно
Александра Ардалионовича Шишкова (1799 - 1832), женился на Тёкле (Екатерине) Дмитриевне Твардовской (умерла в 1834), дочери отставных польских войск поручика, с которой он обвенчался, похитив ее у родителей.
 
Дети:
 
Нина Александровна Шишкова - (27 апреля 1819 - 08 февраля 1895) - вышла замуж за Фердинанда Корфа
Софья Александровна Шишкова - 1830 - ???? - вышла за Григория Сергеевича Аксакова
Александр Александрович Шишков - 1826 - 1880 - Похоронен в Симбирске в Покровском монастыре

Источник

 
© Copyright HTML Gatchina3000, 2004.

на головную страницу сайта